Почему генетика в СССР была объявлена лженаукой?

Зарождение генетики в России

Первые работы по генетике в России были начаты в начале XX в. на опытных сельскохозяйственных станциях и в университетских лабораториях биологов, преимущественно тех, кто занимался экспериментальной ботаникой и зоологией. После революции и гражданской войны 1917 — 1922 гг. началось ор­ганизационное развитие науки. К концу 1930-х годов в СССР была создана об­ширная сеть научно-исследовательских академических институтов и опыт­ных станций, а также вузовских кафедр генетики. Лидерами направления были Н. И. Вавилов, Н. К. Кольцов, А. С. Серебровский, С. С. Четвериков, их труды и они сами были хорошо известны во всем мире. В СССР издавали переводы тру­дов иностранных генетиков, в том числе Т. X. Моргана, Г. Меллера, ряд гене­тиков участвовали в международных программах научного обмена. Американ­ский генетик Г. Меллер работал в СССР в 1934 — 1937 гг., советские генетики работали за границей, в частности, Н. В. Тимофеев-Ресовский в Германии, Ф. Г. Добжанский — в США.

Предпосылки и причины гонений на генетику в СССР

В 1930-е гг., когда начались процессы, связанные с изоляцией СССР и нарастанием шпиономании, в рядах генетиков и селекционеров возник кон­фликт, вызванный деятельностью Т. Д. Лысенко и И. И. Презента. Эти авто­ры стояли на позициях ламаркизма, доказывая, что признаки, приобретённые в ходе индивидуального развития, способны наследоваться. Их наблюдения каса­лись растений, которые как объект генетики имеют определённые особенно­сти (прежде всего у растений отсутствует чёткая граница между сомати­ческими клетками и клетками зародышевой линии). Т. Д. Лысенко доказывал, что, воздействуя на растительный материал естественными факторами (температура, влажность, освещённость), можно добиваться новых свойств (повышенная продуктивность, выживаемость, всхожесть) и эти свойства, однажды возникнув под влиянием среды, далее наследуются, что создаёт большие возможности для повышения продуктивности растениеводства. В Советской России одной из важнейших проблем было преодоление недостатка продовольствия, поэтому Лысенко был активно поддержан правительством. В этот период большую популярность приобрели труды выдающегося садовода-селекционера И. В. Мичурина, многолетними кропотливыми усилиями кото­рого были выведены более 150 новых гибридных сортов фруктов и ягодных растений. В ходу была цитата, «выдернутая» из наследия Мичурина: «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у неё — наша задача». В такой обстановке идеи Лысенко выглядели как новаторство, в то время как пред­ставления классических генетиков о консервативности генов, необходимости направленного мутагенеза для получения новых свойств, о роли кропотливого труда селекционеров — воспринимались как попытки затормозить практиче­ское применение научных разработок.

Феномен Лысенко заключался ещё и в том, что в условиях, когда серьёз­ные университетские учёные были в основном выходцами из буржуазии (например, Н. К. Кольцов и Н. И. Вавилов были родом из богатых купеческих се­мей), он рассматривался советскими бюрократами как драгоценная находка. Выходец из крестьянской семьи, он был предан советскому строю. Чего бы ни требовала партия и правительство в деле осуществления сельскохозяйствен­ных программ, Лысенко поддерживал все эти требования. Интересно то, что некоторые практические рекомендации Т. Д. Лысенко (яровизация озимых культур, чеканка хлопчатника) действительно давали неплохие, хотя и не все­гда устойчивые результаты. Однако теория Т. Д. Лысенко на тот момент сыграла крайне негативную роль, она отрицала роль генов в хранении и переда­че генетической информации, не видела разницы между генотипом и феноти­пом, рассматривала влияние внешней среды как абсолютно определяющее для развития растительного организма.

Разгром и запрет генетики в СССР

Учёные-генетики пытались защищаться, по их инициативе был проведен ряд дискуссий (в 1936 и 1939 г.), направленных на борьбу с идеями Лысенко. Крупнейший авторитет в области генетики, учёный с мировым именем — академик Н. И. Вавилов (1887 — 1943 гг.), будучи вынужден ла­вировать для сохранения своих позиций и продолжения развития науки, в определённой степени поддерживал Лысенко как «самородка из народа». Однако со време­нем тон сторонников Лысенко становился все более агрессивным, они требовали изменения и перепечатки учебников и расправы над своими оппонентами, называя их вредителями. Когда Н. И. Вавилов осознал, что Лы­сенко разрушает теоретическую генетику в СССР, он резко выступил против, но было уже поздно. На рубеже 1930 — 1940-х гг. в ходе так называемого «большого террора» большинство сотрудников аппарата ЦК ВКП(б), курировавших генетику, и ряд видных генетиков были арестованы, многие были расстреляны или погибли в тюрьмах. Сгинул в лагерях и академик Н. И. Вавилов, и это притом, что он в тот момент являлся всемирно известным учёным, а его родной брат, также выдающийся учёный-физик С. И. Вавилов, был директором крупного научно-исследовательского института.

После войны дебаты по теоретическим проблемам генетики в СССР возобновились с новой силой. Генетики, опираясь на авторитет международ­ного научного сообщества и новые научные данные, снова попытались восста­новить свои позиции, однако с началом холодной войны и усилением изоляции советской научной общественности ситуация изменилась в ещё худшую сто­рону. В 1948 году на августовской сессии ВАСХНИЛ Т. Д. Лысенко, пользуясь поддержкой И. В. Сталина, объявил генетику лженаукой. Этому способство­вало то, что генетика на Западе часто оказывалась связанной с евгеникой, идеологически очень опасной концепцией, против которой резко возражали в СССР практически все. С этого момента начался второй период гонений на генетику, который получил название «лысенковщины» и который продолжался вплоть до снятия Н. С. Хрущёва с поста генерального секретаря ЦК КПСС в 1964 г. Лично Т. Д. Лысенко и его сторонники получили контроль над инсти­тутами отделения биологии АН СССР, ВАСХНИЛ и вузовскими кафедрами. Сам Т. Д. Лысенко был обласкан партийной номенклатурой, стал академиком, лауреатом многих Ленинских и Сталинских премий. Под его руководством со­здавались институты, были изданы новые учебники для школ и вузов, написан­ные с позиций «Мичуринской биологии». Отсутствие систематического обра­зования у Лысенко сыграло свою роль — он поддерживал антинаучные идеи о «живом веществе» и не признавал мнения специалистов по статистической обработке результатов наблюдений. Абсурдность его воззрений по целому ря­ду вопросов биологии наряду с умением приспосабливаться к политической си­туации нанесла огромный ущерб науке. Многие генетики в условиях гонений вынуждены были оставить научную деятельность или изменить профиль ра­боты. Некоторым удавалось (практически тайком) продолжать работы в об­ласти генетики в рамках исследований по радиобиологии и токсикологии за пределами организаций, подконтрольных Т. Д. Лысенко и его сторонникам. В этот период радиобиология и токсикология в СССР активно развивались при государственной поддержке из-за гонки вооружений и всеобщей подготовки к ядерной войне или войне с применением химического оружия, и это помогало генетикам выжить. Генетик мирового уровня Н.В. Тимофеев-Ресовский «вы­рвался» из ГУЛАГа благодаря переводу на секретный объект для работ по ра­диационной безопасности. Драматические события этого периода истории генетики в России прекрасно описаны в романах Даниила Гранина «Зубр» и Владимира Дудинцева «Белые одежды».

В результате этих событий генетике и всей биологической науке в СССР был нанесён значительный урон, предопределивший на долгие последую­щие годы её отставание от мирового уровня. Достаточно сказать, что по­следняя Нобелевская премия в области биологии и медицины, доставшаяся России — это премия 1908 г. И. И. Мечникову за работы в области иммунитета. Только с середины 1960-х г. началось восстановление репутации и матери­альной базы генетики. Появились первые университетские и школьные учебни­ки по биологии и генетике, в которых цитологические и генетические данные были объективно представлены в соответствии с уровнем развития науки.

Источник: Розанов, В. А. Биология человека и основы генетики: Учебное пособие / В. А. Розанов. – Одесса: ВМВ, 2012. – 435 с.

Связанные статьи:

Этапы становления генетики как науки

Связь биологии человека с другими науками

Гены, ДНК и РНК: понятие, структура, репликация, мутации

Гены или воспитание: что важнее?

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>