Гомосексуальность с точки зрения биологии человека

Темой данной статьи является гомосексуальность как психобиологическое явление, представляющее собой предпочтение представителей своего пола в качестве объекта эротического влечения и интимных (любовных, половых) отношений.

Обсуждая половые различия, мы должны понимать, что независимо друг от друга (в определённой степени) существуют генетическая конституция (генетический пол), степень развития первичных и вторичных половых признаков (анатомический пол) и сексуальная ориентация (половая самоидентификация личности). Можно столкнуться с такой ситуацией, когда все эти уровни проявлений у одного индивидуума могут не совпадать. Если первые два аспекта чаще всего становятся предметом медицины, то сексуальная ориентация является проблемой социо-культурной, од­нако с определённой биологической подоплёкой. Изучение биологи­ческих механизмов гомосексуальности началось с выявления половодиморфного ядра гипоталамуса, размеры которого у мужчин больше, чем у женщин, но только в случае гетеросексуальности муж­чин. Вообще говоря, биологическая подоплёка этого явления хорошо изучена только у мужчин.

Наиболее очевидным поведенческим отличием между полами являются их сексуальные предпочтения. Иначе говоря, женщины находят мужчин привлекательными в сексуальном плане, а мужчин обычно привлекают женщины. В этом заключается важная биологи­ческая целесообразность взаимоотношений между полами — так как люди являются видом с половым типом размножения, для них необ­ходимо находить противоположный пол привлекательным, по край­ней мере, в целях продолжения рода. Однако гетеросексуальная ориентация на самом деле присутствует не более чем в 95% случаев (точнее примерно в 94% случаев у женщин и 97% случаев у мужчин). Остальные 3-6% людей испытывают влечение не к противоположно­му, а к своему собственному полу.

Данное обстоятельство вызывает большой интерес в плане его возможных психологических и биологических механизмов. Исследо­вания поведенческой генетики в области сексуальной ориентации человека показывают, что, по крайней мере, половина отклонений в сексуальной ориентации обусловлена генетическими факторами. Классические психогенетические исследования, проведённые с использованием семейного метода, метода близнецов (когда сравнивают между собой моно- и дизиготных близнецов), а также метода приёмных детей дают коэффициент наследуемости гомосексуально­сти в пределах 50 %.

То, что биологические механизмы имеют значение в формировании сексуальной ориентации, подкрепляется сведениями о струк­турных и функциональных различиях в мозге мужчин и женщин с обычной и нетрадиционной ориентацией. Мозг мальчиков уже с мо­мента рождения отличается от мозга девочек, в том числе по таким показателям, как толщина правого и левого полушария, толщина межполушарной перегородки и размеры некоторых ядер гипоталаму­са (в частности, это касается половодиморфного ядра). У мужчин сте­пень латерализации мозговых функций и структурная асимметрия полушарий выражены значительнее, чем у женщин. Однако среди мужчин-гомосексуалов эти признаки выражены слабее, они как бы приближаются к женщинам по этим показателям. Среди мужчин ча­ще встречаются левши, то же самое наблюдается среди лесбиянок, если сравнивать их с женщинами с гетеросексуальной ориентацией.

Интересно то, что маскулинизация мозга происходит ещё в пе­риод внутриутробного развития под влиянием женского гормона эст­радиола в ходе процесса, называемого ароматизацией. Ароматаза — это фермент, активность которого особенно высока в нейронах эм­брионального мозга, он превращает тестостерон в эстрадиол. Именно эстрадиол вызывает дифференциальный рост мозговых структур, что приводит к межполушарной асимметрии и мужскому типу поведения. В женских зародышах эстрадиол плазмы крови меньше влияет на дифференциальный рост полушарий мозга, поскольку не может проникнуть через гематоэнцефалический барьер из-за связывания в плазме крови белком альфа-фетопротеином.

Тестостерон, в отличие от эстрадиола, может пересекать барьер и легче поступает в мозг, а поскольку уровень циркулирующего в плазме крови тестостерона соответственно выше в мужском организ­ме, то его поступление в нейроны сопровождается более интенсив­ным образованием (под влиянием ароматазы) эстрадиола в мозге развивающихся мужских организмов. В итоге маскулинизация актив­но происходит в головном мозге мужчин и почти отсутствует в го­ловном мозге женщин. Биологическая маскулинизация (или её отсутствие, т. е. феминизация) мозга имеет непосредственные психологические и поведенческие последствия, а её нарушения могут иметь отношение к формированию влечения не к противоположному, а к своему полу.

Прежде всего, выраженность (степень) маскулинизации может быть разной. Наблюдения за детьми в моменты подвижных игр (аналогия этому имеется в поведении детёнышей животных, так называемая «возня») показывают, что мальчики проявляют намного больше активности, чем девочки. Среди мальчиков тоже наблюдается определённая дифференциация (одни отличаются повышенной активностью во время «возни», а другие сторонятся активных действий). С интенсивностью «возни» тесно коррелирует важный биологический маркер стресса и агрессии — уровень стероидных гормонов надпочечников, особенно кортизола. Во время «возни» закладываются первые навыки агрессивного и полового поведения, что может иметь далекоидущие последствия психологического характера. Более высокий уровень кортизола у мальчиков связан с тем, что андрогены усиливают его секрецию корой надпочечников и увеличивают толщину коры надпочечников. По-видимому, именно этим эффектом андрогенов объясняется то, что у мужчин и у самцов различных видов млекопитающих надпочечники в среднем большего размера, чем у женщин или самок млекопитающих. Этот физиологический эффект андрогенов предусмотрен самой природой: самцы в норме более агрессивны и чаще подвергаются стрессам, травмам и повреждениям и, следовательно, нуждаются в более крупных надпочечниках и возможности обеспечить более высокий уровень кортизола в крови.

Обследование на магнитно-резонансном томографе подтвердило известные данные о том, что у лесбиянок и мужчин-гетеросексуалов правое полушарие несколько превышает по объёму левое, тогда как у женщин обычной ориентации и гомосексуалистов размеры полуша­рий приблизительно одинаковы. Недавние исследования с примене­нием позитронно-эмиссионной томографии, позволяющей наблюдать изменения активности различных зон мозга в режиме реального вре­мени, выявили важные закономерности функционирования миндали­ны мозга у геев и лесбиянок. Как выяснилось, у женщин гетеросексуальной ориентации и мужчин-гомосексуалистов вместе с миндалевидным телом активизировались зоны мозга, которые принято связывать с тревогой, депрессией и фобиями. В то же время, у мужчин-гетеросексуалов и лесбиянок к миндалевидному телу «под­ключались» отделы, отвечающие за сенсомоторные функции, что связано с быстрой и деятельной реакцией на угрожающую опасность. Эти данные говорят о том, что мозг гомосексуалистов и лесбиянок в определённых ситуациях работает по модели, характерной для лиц противоположного пола. Этим, в частности, может объясняться большая подверженность геев депрессии — расстройству, которое в целом чаще развивается у женщин. Есть и другие отличия мозга у мужчин и женщин нетрадиционной ориентации, приближающме их к мозгу противоположного пола.

В одном интересном исследовании проблема соотношения мужского и женского в поведении полов рассматривается с позиций несостоявшейся близнецовости. Оказывается, что из числа одиночнорождённых только незначительная часть являются одиночнозачатыми. На самом деле бóльшая часть эмбрионов начинает своё развитие в виде близнецовой пары. В ходе дальнейших внутриутробных взаимоотношений очень часто один из близнецов погибает. Судьба несостоявшегося близнеца бывает разной, иногда акушеры находят остатки тела такого близнеца, иногда он полностью рассасывается. Очевидно, в таком случае его половые гормоны могут оказывать влияние на оставшегося в живых сиблинга. Теперь можно представить себе, что многое будет зависеть от того, были ли близнецы однополыми или разнополыми, а также когда произошло рассасывание погибшего близнеца — до или после начала активного функционировании половых желёз. Возможно, «прибавка» свойств своего пола или, наоборот, появление свойств пола противоположного, в том числе связано и с возможностью аккумулировать качества внутриутробно погибшего сиблинга. Никаких новых подтверждений этой точки зрения пока нет, однако и исключить такую возможность нельзя. Возможно, «девчонки-сорванцы» или «маменькины сынки» — это одиночнорождённые близнецы, испытавшие на себе влияние своего внутриутробноумершего брата или сестры.

С точки зрения генетики представляет интерес, каким образом гены, означающие склонность к гомосексуализму, распространяются в популяции. Отсутствие воспроизводства при однополых отношени­ях теоретически должно постепенно свести численность этих генов к нулю. В то же время, этого не наблюдается, наоборот, похоже, гомо­сексуальность становится всё более распространённым явлением. С точки зрения генетических механизмов эволюционная генетика пред­лагает три гипотезы, объясняющие это явление. Первая заключается в том, что определённые гены подталкивают мужчин к гомосексуаль­ности только в гомозиготном состоянии, в то время как в гетерози­готном они придают их гетеросексуальным владельцам какие-то другие поведенческие преимущества, например, повышенную фер­тильность или привлекательность среди женщин. Вторая гипотеза заключается в том, что одни и те же гены, в случае если их носителями являются мужчины, приводят к снижению приспособляемости (гомосексуальности), в то время как в организме женщин они могут приводить к повышенной приспособляемости. Наконец, третья гипотеза гласит, что наличие генов гомосексуальности придаёт их владельцам некие дополнительные социально-значимые свойства, например, альтруизм и склонность заботиться о родственниках, что способствует передаче этих генов следующим поколениям благодаря большей выживаемости близких родственников.

Следует отметить, что мы уделили основное внимание биологическим механизмам различий между мужчинами и женщинами. В то же время, всё, что касается поведения и психологии, лишь частично определяется биологическими механизмами. Немалую роль играют социальные механизмы и стереотипы — женщины и мужчины воспитываются по-разному и в жизни выполняют различные социально-гендерные роли и функции. Некоторые социально ориентированные авторы склонны считать, что гендерные роли, навязываемые мужчинам и женщинам обществом, на самом деле первичны, они то и формируют различия психологического и биологического характера, которые мы потом наблюдаем. Вероятнее всего, истина, как всегда, где-то посередине, социальный и биологический фактор вносят свой вклад, каждый их них важен и ни один их них не является единствен­ным или определяющим.

Источник: Розанов, В. А. Биология человека и основы генетики: Учебное пособие / В. А. Розанов. – Одесса: ВМВ, 2012. – 435 с.

Другие связанные статьи:

Влияние половых гормонов на организм человека

Нарушения числа половых хромосом: описание синдромов

Наследование признаков человека, сцепленных с полом

Возможна ли дружба между мужчиной и женщиной?

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>