Тибетская медицина: расшифровка тайн Чжуд-ши

Тибетская медицинаТибетская медицина… Произнося эти слова, невольно представляешь нечто таинственное… Что-то чуждое нашему сознанию и почти недоступное пониманию.

Восток — это всегда тайна, мистика. Оттуда, с Востока, явился свет современной цивилизации: арифметические (арабские) цифры, многие философские учения и, наконец, врачебная наука Тибета.

Пути распространения наук, всех наших познаний поистине неисповедимы. В загадочном заоблачном Тибете, на величайшем в мире плоскогорье, в течение веков и столетий, еще до появ­ления всех ныне существующих государств и цивилизаций творилась великая и бессмертная врачебная наука, назван­ная ее создателями Чжуд-ши (в оригинальном тибетском произношении «Гьюд-ши», что означает «Четыре основы»). Это учение, которое создали ламы — монахи, целители, просветители, ученые и одно­временно ученики — они в наш век представляются нам не­божителями (от высокогорного Тибета до неба и впрямь недалеко).

Вот что поражает: учение тибетских мудрецов, их на­ставления и советы несут собой практическую ценность и сегодня, несмотря на примитивные по современным меркам средства и способы лечения: травами, минералами, очищенной водой.

 

Основоположник тибетской медицины в России

Науку Чжуд-ши, созданную трудами и мудростью обри­тых наголо людей, добровольно заточивших себя в мона­стырях и отгородившихся от остального мира, чтобы дать свет знания всему миру, расшифровал, адаптировал и сделал достояни­ем врачебной науки России Петр Александрович Бадмаев.

Роль старшего брата

Человек этот был незаурядный и, без преувеличения сказать, легендарный. Судьба даро­вала ему великие почести, судьба же бросала его в сырые большевистские тюрьмы. Впрочем, все по порядку.

В детстве его звали Жамсараном, и был он седьмым сыном Засоголы Батмы, монгольского скотовода среднего достатка, который вел свой род от Добо Мергэна, отца великого Чингисхана. Жамсаран с раннего отрочества пас овец, очень любил их и был чрезвычайно горд тем, что занимался столь нужным и почетным делом.

Семью Батмы прославивл не только младший сын, но и старший — Сультим, эмчи-лама, тибетский врач, сумевший победить вспыхнувшую в Забайкалье эпидемию тифа. За эту заслугу по рекомендации генерала-губернатора Восточной Сибири графа Николая Николаевича Муравьева-Амурского Сультима пригласили в Петербург на испытание в Николаевский военный госпиталь, которое он успешно прошел и был награжден чином «с пра­вом носить военный мундир и в служебном отношении пользоваться правами, присвоенными военным врачам».

Вскоре Сультим Батма принял православие, а вместе с ним новое имя — Александр, в благодарность за царскую милость, прояв­ленную к скромному монголу императором Александром.

Через некоторое время Александр Александрович открыл в Петербурге аптеку тибетских лекарственных трав и занялся врачеванием. Еще перед отъездом в Петербург он ходатай­ствовал, чтобы его младшего брата Жамсарана приняли в Иркутскую русскую классиче­скую гимназию, которую впоследствии мальчик закончил с золотой медалью. Старшему брату нужен был помощник и продолжатель дела, и им стал Жамсаран.

Младший брат поступил на восточный факультет Санкт-Петербургского университета и параллельно начал посещать лекции в Медико-хирургической академии. Он успевал не только отлично учиться, но и пе­ренимать у старшего брата тайны врачебной науки Тибета. Даже в 60 и 70 лет великий врач будет трудиться по 16 часов в сутки. Однако трудовой день он строил мудро: выработал в себе привычку — через 3-4 часа работы засыпать на 7-10 минут, благодаря чему всегда был бодр и внимателен.

Получение права на врачевание

Закончив университет и академию, Жамсаран получил право на врачевание. К этому времени он принял правосла­вие, взяв имя Петр, в честь своего кумира Петра Великого, а отчество — по имени наследника-цесаревича Александра III. Так два русских царя, настоя­щий и будущий, дали свои имена как отцы своим верным подданным и любящим детям России — монголам Бадмае­вым. Как видим, положение братьев, прибывших из Забай­калья, было высоким.

Вскоре брат Александр умер, ап­тека и врачебная практика перешли к Петру Александровичу. В 70-х годах прошлого века он много путешествовал, побывал в Китае, Монголии, встречался с тибетскими лекарями, стремясь перенять их опыт и знания. Фамилия Бат­ма и принадлежность к одной из ветвей рода Чингисхана открывали ему все двери.

В 1893 году П. А. Бадмаев получает генеральский чин действительного статского советника, но после смерти Александра III в 1894 году уходит в отставку, посвятив себя тибетской медицине и достигнув в этой сфере огромных высот и славы.

Чудесный исцелитель

Попасть на прием к чудесному исцелителю стремился и бедный люд, с которого Петр Александрович денег не брал, и миллионеры, оставлявшие за визит 25 рублей золотом. Деньги, что говорить, немалые! Надо, однако, учесть, что и лекарства обходились Бадмаеву дорого: большинство их составных частей — травы, редкие плоды, минералы — при­ходилось доставлять из Бурятии, Монголии, Китая. Отлича­лась аптека Бадмаева и тем, что лекарства не имели про­тивопоказаний и не вызывали побочных эффектов и осложнений.

Но все-таки главным во врачебной деятельности Петра Александровича было умение безошибочно ставить диаг­ноз. По воспоминаниям очевидцев, доктор Бадмаев встре­чал пришедшего и начинавшего было излагать свои жалобы больного фразой: «Подождите! Вначале я попробую опре­делить то, чем вы страдаете. А если ошибусь, поправьте меня…» Ошибался доктор редко. Вглядевшись в лицо па­циента, прослушав пульс, он начинал говорить о том, чем страдает человек. Пациент часто был потрясен и, пора­женный точностью диагноза, уже безоговорочно верил врачу. А вера доктору, безусловное ему послушание — одно из главных требований тибетских целителей. Ведь из­древле врачеванием в Тибете занимались ламы — священ­нослужители. И люди подчинялись всем рекомендациям врачей как бы в двойной степени: как религиозным деяте­лям в первую очередь и как целителям. Слово тибетского эмчи-ламы было словом, идущим от Бога.

Бадмаев блестяще освоил приемы тибетских лекарей, оценивая такие показатели физического состояния, как цвет кожи, звучание и тембр голоса, пульс. Межу прочим, в тибетской медицине существует даже термин «пульсовая диагностика», позволяющая оценить сотни оттенков пульса. Большое значение имеет информация о субъективных ощущениях больного, особенно вкусовых: по утрам, после приема пищи и т. п.

Точность диагнозов тибетских целителей впечатляет. И что особенно удивительно, они способны не только констатировать наличие болезни, но и за год, а то и два, предсказать ее появление. А главное, следуя их советам и принимая назначенные лекарства, настои трав, можно предотвратить развитие хвори.

По мере того как росла слава Бадмаева, все чаще его стали приглашать во дворец, обычно к одной из великих княгинь, дочерей царя. Впрочем, его услугами пользовался и сам Николай II. На этот счет сохранились весьма противо­речивые свидетельства. Большинство из них утверждают, что Бадмаев был убежденным монархистом, был лично предан царю и делал все, чтобы поддержать его здо­ровье. Но вот что вспоминал великий князь Павел Алексан­дрович, брат самодержца: «Крупную роль играл при дворе друг Распутина, доктор Бадмаев. Ходило много слухов, так что трудно добраться до истины. Одно могу сказать, что Николая Александровича поили разными снадобьями, со­ставленными тибетским светилой… В этом близкое уча­стие принимал и Распутин. За последнее время государя довели почти что до сумасшествия, и его воля совершенно исчезла… Однако Бадмаев работал настолько осторожно, что не оставлял почти никаких следов…»

Много пройдет еще времени и много трудов придется положить будущим историкам Русского государства, что­бы справедливо и по достоинству оценить эти исторические фигуры — Николая II, Распутина, Бадмаева. Нам же кажет­ся маловероятным, что сказанное великим князем соот­ветствует действительности. Люди Востока всегда покорны до раболепия своим повелителям, а Петр Александрович еще и докажет много раз в жизни свою признательность и верность монарху.

Помимо активной врачебной деятельности, Бадмаев много сил и времени посвятил капитальному труду — об основах врачебной науки Тибета «Чжуд-ши». Выпуск этой книги имел огромный общественный резонанс. Кроме восторга почитателей, звучали также и скептические отзывы со стороны официальных медиков (нечто вроде нашего Минздрава), обвинявших его в шаман­стве, знахарстве и проповеди лженауки. Но настоящим гонениям, переходящим в травлю, Петр Александрович подверг­ся после прихода советской власти.

Приход советской власти: гонения и смерть

В 1919 году, находясь в заключении в Чесменском лаге­ре, Бадмаев дал пощечину коменданту лагеря за то, что тот грубо с ним обращался. Если бы знать тому коменданту, что перед ним гордый потомок Чингисхана… Комендант отправил узника в карцер — ка­менный мешок, где можно было только стоять… по щико­лотку в ледяной воде. Вскоре Петр Александрович заразился тифом. Его положили в тюремный лазарет, и его жена Елизавета Федоровна Юзбашева (которая много лет была его секре­тарем, помощником и даже заведовала аптекой тибетских лекарственных трав в имении Бадмаева на Поклонной горе) выхлопотала право быть при больном муже. Однако, вер­ный врачебному долгу и своей натуре, Петр Александро­вич потребовал, чтобы в часы приема больных Елизавета Федоровна была на Литейном, 16, где располагалась при­емная Бадмаева. Волнения за близких, тюрьмы, допросы подорвали железное здоровье Бадмаева. Он не согласился прислуживать новой власти, как и не захотел покинуть Россию, испив до дна всю чашу разочарований и крушения надежд.

После смерти П. А. Бадмаева на его могиле в Санкт-Петербурге еще долгие годы можно было видеть свежие цветы благодарности от вылеченных им пациентов.

Труды, да и само имя Бадмаева, уже в первые годы советской власти были запрещены, последователи его репрессированы, а трактаты по тибетской медицине сожжены.

И лишь в начале апреля 1990 года был создан Научно-исследо­вательский центр тибетской медицины имени Петра Бадмаева, ставящий своей целью возрождение его лечебной школы, а также издание трудов.

 

Проникновение тибетской медицины в Россию

В Россию тибетская медицина проникла из Монголии и получила широкое распространение в Калмыкии и Забайкалье. Бурятские ламы с самого раннего возраста обуча­лись ее тайнам в монгольских и тибетских монастырях, а затем — при дацанах (буддийских хра­мах) на территории Бурятии.

Основным каноническим источником тибетской медици­ны, ее главным руководством является трактат «Чжуд-ши». Сведения о времени появления и авторстве этого сочине­ния противоречивы. В одних источниках оно рассматривает­ся как откровения самого Будды, в других называется имя автора — тибетского врача Ютог-Йондан Гонпо.

«Чжуд-ши» — это четырехтомный трактат, 156 глав ко­торого написаны стихами. Еще в 1860 году старший брат Бадмаева добился высочайшего повеления Александра II о переводе «Чжуд-ши» на русский язык. Сам он не мог это сделать, так как недостаточно знал русский язык и пись­менной грамоты не знал совершенно. Обратились к уни­верситетским профессорам-востоковедам, в помощь им был выделен русский врач, но из этого ничего не вышло. Знания языков и европейской медицины оказалось недоста­точно.

Лишь в начале 1890-х годов, став уже ученым с миро­вым именем, Петр Александрович Бадмаев решил взять на себя этот нелегкий труд, тем более что его постоянно уп­рекали в том, что он окутывает свои методы лечения глу­бокой тайной. О том, что это не так, свидетельствует его письмо министру финансов С. Ю. Витте от февраля 1893 го­да: «В настоящее время как в обществе, так и, главным образом, во врачебном сословии слышен ропот, что я умышленно, для личных целей, не желаю поделиться теми средствами тибетской медицины, которым я обязан своим успехом. Очевидно, наступило время к печатанию своих трудов».

Книга «О системе врачебной науки Тибета», представля­ющая авторизованный перевод первых двух томов «Чжуд-ши» с исторической справкой и комментариями, увидела свет в 1898 году. В ее втором издании Бадмаев прокомменти­ровал основные положения «Чжуд-ши» с позиций европей­ской медицины того времени.

 

Трактат «Чжуд-ши»: основные положения

Тибетская медицина сформировалась в V веке нашей эры. Предполагается, что в это время и был написан ее главный трактат — «Чжуд-ши». Предлагаем вам ознакомиться с некоторыми положениями этой книги, написанной нео­бычно, загадочно и очень интересно.

Человеческий организм как живая единица

«Поддержание жизненности живой единицы» зависит от таких процессов и явлений: собственное теплопроизводство живого организма, земная и солнечная теплота, жизненное пространство, воздух, вода и почва.

Зародыш получает свою основу из почвы (земли), так как костная ткань и мышцы чрезвычайно богаты веще­ствами, содержащимися в почве.

По исследованиям тибетских врачей, продолжительность беременности женщины равняется 38 неделям, то есть 266-277 дням (в то время как европейская медици­на приняла иной срок: 10 лунных ме­сяцев, или 280 дней).

Тибетские врачи считали, что в зародыше, воспроизве­денном при участии почвы, воды, воздуха, теплоты, света и пространства, вследствие соединений материй отца и ма­тери происходит процесс брожения, способствующий развитию частиц тканей и органов зароды­ша. Европейская медицина и христианская религия утверж­дают, что зародыш — это уже будущая личность, обладаю­щая всеми правами разумного существа, имеющая право на жизнь, и общество (в лице врачебной науки) обязано бороться за ее жизнь с 20-ой недели развития плода.

Представления о физиологии

Анатомия — важная отрасль врачебных знаний Тибета, сведения о физиологии человека разбросаны по разным частям «Чжуд-ши». Изложение многих вопросов довольно оригинально и, с точки зрения современных исследователей, представляется спорным. Так, жизненная деятель­ность мозга зависит исключительно от количества жидкости в мозгу; ни вес, ни величина, ни из­вилины мозга не имеют особенного значения; чем плот­нее самое существо мозга и чем менее жидкости в мозгу, тем энергичнее проявляется плодотворная его деятельность. Большое значение придается мышцам, расположенным в области черепа: лба, затылка, висков и сухожильным мышцам головы, связыва­ющим швы.

Человеческое существо целиком и полностью зависит от Вселенной и своей способности восприятия: уподобления, всасывания, усвоения, удаления, очищения, расходования воздуха и жидких и твердых пищевых ве­ществ. Жизненные процессы определяются постоянством теплоты организма и управляются шестью чувствами: восприятием, уподоблением, всасыванием, усвоением, выделением и отделением.

Причины недугов

Поддержание жизненно живой теплоты в организме базируется на правильном образе жизни, разумном отношении к еде и питью, а также учете смены времен года. Важно не допускать расстройства питания, изучать свой организм и врачебную науку, а также обладать позитивным настроем (истинной добротой) и уметь обуздывать свои страсти.

При строгом образе жизни нормальное состояние организма обеспечивается теплой пищей и питьем, теплым помещением, теплым кли­матом и временем года.

Умеренный образ жизни и все прохладное поддерживают нормальное состояние жизненных процессов желчи. Все жаркое (пища, питье, помещение, одежда, кли­мат, время года) причиняет рас­стройство жизненных процессов желчи, а все холодное — расстройство всех жизнен­ных процессов организма.

Тибетская медицина учит, что недуги преследуют лиц, ведущих предосудительный образ жизни: «у лжецов, клеветников, воров, убийц, завистников, гордецов, честолюбцев, сребролюбцев, поклонников еды, питья, бес­путства».

Лечение болезней

Врачебная наука Тибета утверждает, что все окружающее нас может слу­жить лекарством. Но нужно соблюдать умеренность, так как в малых дозах эффективность лекарств выше.

Вот как советуют тибетские врачи питаться при различ­ных заболеваниях: «Для субъектов с расстройством про­цессов желчи в организме: кислое молоко, кефир из ко­ровьего и козьего молока, свежее масло, мясо диких коз, козлятина, свежее мясо буйвола, вареные зерна ржи, во­обще жидкие супы и соусы (овсянка), кипяченая холодная вода.

При расстройстве слизисто-серозной и млечно-лимфа­тической системы: баранина, оленина, мясо хищных живо­тных, рыба, мед, жидкая горячая каша, похлебка из муки старых зерен хлебных растений, растущих в сухой местно­сти, густое вино, кипяченая холодная вода».

Воде «Чжуд-ши» посвящает много внимания. Особенно полезной и равной пищевому продукту является вода: до­ждевая, снежная, речная, колодезная, солончаковая и бо­лотная.

Все лекарственные вещества делятся на 8 родов или групп, действие которых на организм изучено тибет­ской фармакологией.

  • Металлы: золото, серебро, медь, железо, олово, сталь, ртуть.
  • Минералы: малахит, жемчуг, жемчужная раковина, простая раковина, коралл, ляпис-лазурь.
  • Землистые вещества: глина различных сортов, сер­ный цвет, каменный мох, горная смола и разного рода со­ли.
  • Деревья и кустарники: камфорное дерево, лимон­ное дерево, белый и красный кипарис, кокосовая пальма, кардамонное и мускатное дерево, гранат, барбарис, акация, виноград, яблоня, перец различных сортов, гру­ша, вишня.
  • Травы: шафран, горечавка, мята, ромашка, гвозди­ка.
  • Соки, добываемые из трав, деревьев и животных.
  • Отвары, получаемые из кореньев, стволов, сучьев, листьев, сердцевины, из коры, из цветов, из ягод и пло­дов.
  • Вещества, добываемые из животного царства: мясо, кровь, жир, кость, кожа, шерсть, рога, желчь, мускус.

Изучая часть «Чжуд-ши» о поддерживающих жизнь пи­щевых веществах, исследованных тибетскими врачами экс­периментально, находишь в нем своеобразные характери­стики продуктов и рекомендации, при каких расстройствах в организме их следует употреблять. Большое значение уделяется сочетанию, то есть совместному употреблению продуктов. Вредно действуют при совместном употреблении следующие пищевые вещества: простокваша и молодое вино, рыба и молоко,  молоко и ягоды; яйца и рыба, гороховый кисель и простокваша, мед и растительное масло и др.

Очень много внимания в «Чжуд-ши» уделено нравствен­ному и физическому состоянию врача.

«Обширные знания, имеющиеся в распоряжении врачеб­ного сословия, обогащают ум врача, обширная практика развивает добрые чувства и наблюдательность. Любовь к ближнему, стремление врача удовлетворить желание каждого, обращающегося к нему, налагают на него ответ­ственность».

Секрет здоровья и долголетия

Закончить рассказ о замечательном памятнике тибет­ской врачебной науки «Чжуд-ши» хочется следующим пассажем, раскрывающим секрет здоровья и долголетия: «Нужно стремиться прожить без болезни и притом очень долго. Для этого необходимо жить в краси­вой гористой с незагрязненной почвой местности, защи­щенной от действия ветров, вести умеренный образ жиз­ни, окружить себя людьми, молодыми, хорошего нрава и правильно пользоваться втиранием, массажем и ваннами, принимать укрепляющие и восстанавливающие силы сред­ства и пользоваться самыми свежими и доброкачественны­ми пищей и питьем». Так просто, так легко, так недости­жимо в наше время! И все же это возможно. Особенно сейчас, когда люди уже могут легко менять места обита­ния. Не бойтесь расстаться с привычным псевдокомфор­том городов, смелее изменяйте условия своей жизни, рас­тите сами себе «пропитание», не ленитесь заниматься со­бой — и вы будете счастливы и здоровы.

Такова она, тибетская медицина, на которой зиждятся верования ее восточных Гиппократов. Конечно, для нас это нетрадиционная медицина. Но поскольку она направлена на гармонизацию отношений человека с внешним миром, то заслуживает нашего изучения. И именно по этой причине снискала популярность во всем мире.

Читайте также другие статьи:
Учение йоги: направления и принципы
Медицина Аюрведа
Как избавиться от болезней.

Загрузка...

1 Комментарий “Тибетская медицина: расшифровка тайн Чжуд-ши

  1. Иван сказал:

    Применение медицинских знаний при игнорировании религиозного учения Древнего Тибета бессмысленно.

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать HTML- теги и атрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Загрузка...